МАРТ 1965 ГОДА
Обмен учебными материалами


МАРТ 1965 ГОДА



— Джордж! — Голос Дельфины еле пробивался сквозь потрескивание в трубке корабельного телефона. Она уютно расположилась перед камином в своей лондонской гостиной, в то время как Джордж находился в каюте-люкс на борту «Иль де Франс». Следующим утром корабль прибывал в Гавр. — Это все-таки произошло: Сейл Чамберс покончила с собой. Вчера обнаружили ее тело. Пожалуйста, сойди в Гавре и приезжай в Париж. Камилла и я будем там завтра, чтобы принять участие в похоронах. Ты мне нужен.

— Я приеду в десять утренним поездом. В котором часу вы будете в Париже?

— Самолет прилетает в аэропорт Ле-Бурже без пяти двенадцать. Алия уже в «Крийоне»; она, разумеется, присоединится к нам. Завтра вечером самолет Баракета доставит нас обратно в Лондон. Сам Баракет не придет. Рас уехал по делам в Женеву. С ним нужно связаться. Ты знал, что он был знаком с Сейл? Он пытался помочь ей после той вечеринки у Грациеллы. Помнишь, Камилла была тогда вне себя от ярости? Слава Богу, Кен не приедет раньше конца недели. Джордж, это просто ужасно.

— Да, конечно, — согласился Джордж. — И в то же время совсем неудивительно. Я разыщу по телефону Раса, завтра мы увидимся. До встречи.

Джордж повесил трубку и тут же позвонил в Женеву.

— Я бы с удовольствием уклонился, — сказал Рас, встретившись с Джорджем на следующее утро. — Ненавижу этот ритуал, особенно когда хоронят самоубийц. Зачем мы туда едем?

— Черт побери, ты прекрасно знаешь, зачем мы туда едем. Во-первых, мы нужны Дельфине, а во-вторых, мы все были друзьями Сейл — насколько с ней вообще можно было дружить. И что еще хуже, — Джордж мрачно посмотрел на Раса, — кроме нас, там вообще может никого не оказаться. Я ничего не слышал о Ги, но уверен, он убит этой новостью. Когда произошла их злополучная встреча с Сейл, Ги был на добрых двадцать лет старше ее. Она с успехом воплотила в себе созданный им романтический образ — провинциальная американская красотка, наделенная актерским дарованием и ставшая любимицей Парижа. Ты когда-нибудь встречался с Ги?

— Нет, — ответил Рас. — Я и Сейл-то видел только один раз, когда приехал в Париж на неделю.

На Раса нахлынули воспоминания: номер-люкс в отеле «Ритц», теплая ванна и красивая, растерянная девушка, без умолку болтающая о чем-то непонятном. Тревожный взгляд, пурпурные розы... и вдруг смерть.

— Кто он такой, этот Ги? — спросил Рас.

— Считается хорошим писателем, кумир Парижа. Они повстречались во время съемок фильма по одному из его рассказов, где Сейл исполняла главную роль. Он без оглядки влюбился в нее. Ги обожал Сейл такой, какой она была, его не смущала даже ее склонность к саморазрушению. Многие влюблялись в Сейл, но умные люди быстро бросали ее.

— Сейл Чамберс ничего для тебя не значила, верно?

— Не скажи. Она интересовала меня. За ее трогательной красотой скрывалось что-то особенное. В ней были большие задатки. Ги думал, что сумеет спасти ее.

— От самой себя?

— Да. Поначалу роль спасителя ему нравилась. Сейл крепко пила, употребляла наркотики, постоянно меняла мужчин. Она просто мучила Ги. Он горько расплачивался за свою любовь и привязанность. Каждые две недели ему приходилось вытаскивать ее из очередной сточной канавы, отогревать после каждого неудачного любовника. Можешь себе представить? Кого у нее только не было: черные, китайцы, старики, юноши...



Рас вздрогнул, вспомнив, как неделю заботился о Сейл, напоминавшей тогда безутешного ребенка. А Джорджу вспомнились два немца, которые топтались под дверями Сейл в Баден-Бадене.

— Давно это началось?

— Теперь уже давно. Из сострадания Дельфина продолжала с ней встречаться. Камилла и Сейл чуть не свели Джереми с ума своими выходками в Париже. Но даже для Камиллы игры Сейл были чересчур опасны. Алия жалела ее и действительно пыталась помочь. Потом Сейл принялась менять адреса. Ги был не в силах разыскать ее, пока она не появлялась на его пороге полумертвая от голода или от слишком большой дозы наркотиков. Что случилось на этот раз, я не знаю.

— Если не ошибаюсь, полиция нашла ее в Булонском лесу. — Рас вспомнил статью в утренней газете.

— Да, она была завернута в одеяло. Очевидно, бедняжка умерла за несколько дней до того, как ее обнаружили. — Джордж глянул на часы. — Пора встречать Дельфину и Камиллу.

— Не возражаешь, если я не поеду с тобой? Мне нужно позвонить в офис. Скучно, но необходимо.

— Конечно. Встретимся здесь.

— Хорошо, — сказал Рас. — Я буду ждать.

Огромные букеты красных роз заполняли небольшую мрачную комнату. В каждом углу стояли высокие вазы с цветами, на стенах плясали причудливые тени от дрожащего пламени свечей. Десятки красных и розовых полевых цветов украшали гроб. Дельфина, Камилла и Алия стояли у алтаря, изготовленного для траурной церемонии.

Хрупкое тело Сейл было засыпано цветами, открытым оставалось только лицо покойной. Смерть не изменила ее безукоризненных черт. Лицо было спокойным и безмятежным, навеки закрывшиеся глаза больше не пылали мучительным огнем, сжигавшим Сейл всю ее жизнь.

Джордж и Рас стояли позади трех подруг, вслушиваясь в приглушенное бормотание священника. Время от времени они бросали взгляды на бледное лицо девушки, лежащей в узком гробу. Джордж оказался прав. Кроме них, в комнате было всего четыре человека. Старуха Паскаль, консьержка Сейл, то и дело крестилась, всхлипывала и сморкалась в грязный платок. Рядом с ней стоял ее муж, от него пахло чесноком и дешевым коньяком. Жан-Марк, цветочник из магазина на углу, пытался пересчитать розы и думал, как было бы хорошо стащить хотя бы часть. Может, остаться и вынести цветы, предварительно завернув в газеты? Он выручит за них неплохие деньги — Сейл не стала бы возражать. Когда она жила в квартире рядом с его магазином, он часто не брал с нее денег за цветы. В комнате, казалось, были собраны все красные розы Парижа из самых дорогих цветочных магазинов. Кто их прислал? Жан-Марк помогал расставлять все новые и новые букеты и не видел карточки ни в одном из них. В последние годы он частенько встречал Сейл с разными богатыми людьми, но этих двух господ он не помнил. Конечно, все знали, что Сейл покончила с собой. Отсутствие многочисленных друзей Сейл удивляло Жан-Марка. Она была такой красивой...

Помимо цветочника, в комнате еще был жандарм из восьмого отделения. Тот в нетерпении шаркал ногами, ожидая конца службы, чтобы наконец поесть.

Священник закончил молитву. На какое-то мгновение он задержал ничего не выражающий взгляд на друзьях Сейл, затем без единого слова вышел из комнаты.

Дельфина повернулась к Паскаль, консьержке Сейл, и тихо спросила у нее по-французски, кто позаботится о погребении. Старуха показала на дверь, через которую вышел священник.

— Где Ги? — спросила Камилла. — Неужели он не придет?

— Он в Париже, — сказала Дельфина. — Перед отъездом из Лондона я позвонила ему, хотела договориться о встрече, но он отказался. Я была уверена, что он придет. Должно быть, это он прислал цветы. Он знал, как Сейл обожала красные розы.

«В этой ужасной комнате есть, конечно, цветы и от Ги», — подумал Рас. Когда Джордж уехал в аэропорт и оставил его одного, Рас подошел к столику портье и дал ему клочок бумаги.

— Здесь указан адрес на левом берегу, — сказал он. — Обзвоните все известные вам цветочные магазины, пусть пришлют все имеющиеся у них красные розы. Отправьте одного из посыльных на цветочный рынок, велите ему купить все до единой красные розы и отослать по тому же адресу. Цветы должны быть там не позже чем через час. Вы меня поняли?

— Разумеется, месье. — Лицо портье оставалось невозмутимым.

— Это возможно?

— Конечно, возможно, месье Маршалл. Я все понял.

— Вряд ли, — проворчал Рас. — Я сам ничего не понимаю.

В руке портье оказалась крупная банкнота.

— Благодарю вас. Все расходы запишите на мой счет.

— Разумеется, месье. Будут распоряжения по поводу карточки с именем отправителя?

— Нет, карточка не нужна.

Рас смотрел на укутанных в меха Камиллу, Дельфину и Алию. Подруги подошли к гробу, чтобы последний раз проститься с покойной. Все три женщины были полны жизни и выглядели весьма благополучно. Расу показалось, что Камилла выглядит даже чересчур благополучно. «Чем она, интересно, занимается, что так располнела?» — подумал он. В ней с трудом можно было узнать прежнюю Камиллу. Дельфина достала из сумочки платок и вытерла слезы.

— Не надо, дорогая, — сказала Камилла, — все кончено. Пора идти. Ей мы уже ничем не поможем.

— Бедняжка, — всхлипнула Алия. — В этом гробу она похожа на ребенка.

Алия вздрогнула, вспомнив злополучный вечер, на котором они с Баракетом поссорились. Слава Богу, все обошлось.

— Я не поеду на похороны, — сказал Баракет. — Поезжай с Камиллой и Дельфиной. Вы были добры к ней. К сожалению, она ничему у вас не научилась.

Вокруг огромного черного «роллс-ройса» собралась небольшая толпа, удерживаемая на безопасном расстоянии суровым взглядом Тарека. Едва завидев женщин и их спутников, он быстро открыл дверцы, торопясь покинуть неприятное место. Тарек заботливо укрыл ноги женщин легкими пледами и закрепил откидные сиденья для Джорджа и Раса.

— Поехали в ресторан «Гран Вефор», Тарек, — сказала Алия.

— Слушаюсь, ваше высочество, — откликнулся он, со вздохом облегчения выезжая на бульвар Сен-Жермен.

Столики в ресторане были украшены высокими хрустальными вазами, в которых красовались длинные ветви ослепительно белой сирени. Джордж заказал бутылку шампанского и попросил метрдотеля принести меню через полчаса.

— Когда в ней начали происходить эти перемены? — спросила Дельфина. — Джордж, Камилла, вы наверняка помните ночь, когда мы впервые встретились с Сейл и Ги. Я была очарована ее красотой — как сейчас вижу прекрасное лицо с серьезными и в то же время трогательными глазами. Она выглядела чрезвычайно застенчивой...

— Нет, — сказал Джордж, — так только казалось. Два года в Париже, толпы поклонников и платья от Диора не пошли ей на пользу. Она делала все, что хотела. Люди живут по-разному. Кто-то предпочитает ничего не делать, кто-то настойчиво идет к цели, а кому-то на все плевать. Сейл относилась к последним. Она обладала красотой и талантом, но наплевала и на то, и на другое.

— Да, верно, — согласился Рас.

— Откуда вам знать? — не выдержала Камилла.

«По-моему, она тоже начинает разваливаться на части», — подумал Рас.

— Не будем к ней слишком требовательны, — сказала Дельфина. — Мы оказались сильнее, мы вместе. Не всем это дано. Не забывайте, она была всего лишь девчонкой из маленького висконсинского городка. Париж вскружил ей голову.

— Ты тоже всего лишь девчонка из Гонолулу, — возразил Джордж, — а Камилла — девочка из английской деревни. Алия выросла в глубинке Турции. Почему вы не позволили себе опуститься?

Джордж надеялся, что Камилла его слышит.

— Джордж, в тебе говорит предубеждение, — отозвалась она. — Дельфина находилась под защитой семьи с весьма консервативными взглядами, меня тоже воспитывали в строгости. Не знаю, в каких условиях росла Сейл. В свое время мы выкидывали номера на пару, но иногда, даже на мой взгляд, она заходила слишком далеко. Решив покончить с этим, я вернулась в Лондон, а Сейл продолжала опускаться все ниже и ниже. Она уже не чуралась знакомств с преступниками, сутенерами и прочими темными личностями. Дельфина немало высказала мне по этому поводу. Только права Алия: Сейл — просто несчастная девочка.

— Все зависит от мужчины, — заметила Алия. — Не знаю, что бы со мной стало, если бы не Баракет. Ги слишком поздно в нее влюбился. Для бедняжки уже не существовало никаких ценностей. Ее душа была неизлечимо больна, и никто не мог ей помочь.

Алия вспомнила Сейл на вечере у Грациеллы. Алия никогда не ревновала к Сейл. Ей с самого начала было жаль эту девушку.

— Вам, конечно, лучше знать, — пожал плечами Джордж. — Взрослые девочки вроде вас не совершают подобных ошибок. Мне трудно винить в гибели Сейл Париж, но временами его излишества повергают меня в полное недоумение. Я начинаю думать, что со мной что-то не так.

— Зато здесь лучшая в мире кухня, — вставил Рас. — Давайте что-нибудь закажем. Благодаря самолету Баракета и приглашению Алии сегодня вечером мы будем в Лондоне.

Джордж подозвал метрдотеля.

— Раз уж мы в Париже, городе музеев, считаю, надо полюбоваться полотнами знаменитых мастеров. А девушки пусть идут по магазинам.

— Почему бы нам потом не зайти в бар «Ритца» и не выпить по бокалу мартини? Я всегда расстраиваюсь после музеев. Я мог бы купить эти картины, но Лувр ни за что не расстанется с ними, — заметил Рас.

Перед тем как отправиться на выставку импрессионистов, Джордж и Рас немного прогулялись. После выставки они сидели в баре «Ритца», пока в половине шестого за ними не приехал Тарек.

— Я рад, что все позади, — сказал Рас. — Разумеется, я не имею в виду картины, они были великолепны. Я говорю о похоронах.

— Это невозможно забыть, — ответил Джордж. — Все, что осталось от безупречной красоты и загубленной жизни.

— Какие они все-таки разные.

— Кто?

— Сейл с ее ошибками... Как отличается она от Дельфины, Камиллы и Алии. Ты часто называешь их взрослыми девочками. Мне кажется, ты имеешь в виду именно это.

— Да, — ответил Джордж. — Они в состоянии понять очень многое. Им известно, что такое мужчины, деньги, власть. Но они также помнят о жертвах, дисциплине, боли и терпении, поэтому идут к своей цели иным путем. Наделенная добрыми качествами, любящая женщина бесценна для мужчины. Одновременно с достойным мужчиной она получает в награду целый мир. Сейл этого так и не узнала. Она несла с собой разрушение. Дельфина, Алия и Камилла вобрали в себя лучшие человеческие качества. Дельфина украшает жизнь Кеннета, а он, в свою очередь, является ее гордостью. Такую любовь не часто встретишь. Какой путь проделала Алия от простой девчонки без гроша за душой до всеми любимой и уважаемой женщины с прекрасным образованием, верной спутницы Баракета? За внешней бравадой Камиллы скрывается напряженный поиск ответов на мучающие ее вопросы. Я уверен, она их найдет.

— А мне почему-то все время попадаются женщины, для которых самое главное — деньги, — проворчал Рас. — Они думают только о себе.

— Этим и отличаются от них наши взрослые девочки. Они думают о других, — улыбнулся Джордж. — Маленькие девочки думают лишь о себе. Им не хватает главного.

— Чего же?

— Серьезности. Кажется, для Камиллы настало время принимать решение.

— Жизнь сложна.

— Ум, деньги, воля и смелость позволяют сделать ее проще.

— Боже, не многовато ли? — рассмеялся Рас.

— Это не все. Нужна еще удача. Однажды мне пришлось быть свидетелем того, как Дельфина принимала решение. Она сделала это сгоряча, и я боялся, что она совершит непоправимую ошибку.

— Трудно в это поверить. Мне кажется, она само совершенство.

— Так и есть. Приехав в Нью-Йорк, бедняжка влюбилась в Райана О'Рорка. В ее душе бушевала настоящая буря. Любовь к Райану ослепляла и переполняла Дельфину. Но даже такое чувство не смогло изменить Райана. У него всегда было несколько связей одновременно. Когда Дельфина впервые узнала об этом, она пришла в ярость. Одолеваемая доселе неведомыми ей чувствами, она то произносила напыщенные речи, то начинала браниться. И все-таки ей удалось справиться со своими эмоциями. Конечно, она никогда не могла бы смириться с подобной ситуацией. Однажды она даже вернулась к нему, подчинившись зову плоти, а не голосу разума. Должен признаться, я не на шутку рассердился, узнав об этом.

Нельзя было знакомить ее с Райаном. Он вел себя как обыкновенный мартовский кот. Он запятнал мою белоснежную принцессу, создаваемое мною творение. Мы отправились в Европу. Я видел, как она страдала. Каждый день я замечал темные круги под ее прекрасными глазами. Но именно там, на корабле, посреди океана она обрела свое истинное «я». И дело было не в гордости и даже не в умении владеть собой. Она поняла, насколько важно иметь вкус и быть разборчивой с мужчинами. Неделю спустя она познакомилась с Кеннетом на моей яхте. Он сразу полюбил ее, но я боялся, что Дельфина еще не готова к подобной встрече. Однако инстинкт абсолютно верно подсказал ей, что за человек Кен. Образованный, богатый и надежный. Сначала она не испытывала к нему любви, но когда он признался в своих чувствах, решила, что полюбит его и отдаст ему свое сердце и душу. Это было решение зрелого человека.

— А Камилла? — тихо спросил Рас.

— В ней есть сила. Главное — научиться этой силой пользоваться. Если она не научится...

— Что тогда?

— Тогда она навсегда останется маленькой девочкой, обремененной собственным тщеславием. Маленькие девочки не помнят о высоких целях, их достижения ограничиваются продажей недвижимости, украшением интерьеров и крошечными магазинчиками. Они ищут мужчин, способных поддержать их, в том числе и материально. В результате им достаются далеко не лучшие представители сильного пола: пьяницы, гомосексуалисты или просто неудачники, которым нужна служанка, а не жена. Ни одна разумная женщина не захочет жить в мире без мужчин. Для некоторых мужчина не более чем опора или источник денежных средств. Такие женщины готовы стерпеть многое, лишь бы сохранить мужа. Но для избранных женщин, способных ценить себя по достоинству, мужчина является смыслом жизни. Так произошло с Дельфиной и Алией.

— А с Камиллой? — снова спросил Рас.

— Джереми и Камилла никогда не подходили друг другу, — неохотно ответил Джордж. — Сейчас они живут отдельно. Ты знаешь это не хуже меня, ведь так?

Рас почувствовал неловкость. Пора было как-то определить свои чувства к Камилле.

— Я не собираюсь всегда жить с одной женщиной. И приехал сюда не только ради Камиллы. Я хотел увидеть тебя, Дельфину, Алию и Баракета. Ну и Сейл, конечно...

— Но главным образом ты приехал из-за Камиллы.

— Возможно. У нас странные отношения. Я не виделся с ней после бала у Грациеллы. Я не собираюсь отрицать нашу связь, но это не значит, что я стану публично унижать ее мужа, превращая в рогоносца. Похоже, Камилла получает извращенное удовольствие, натравливая нас друг на друга.

— Она не хочет терять вас обоих.

— Не знаю, почему я постоянно к ней возвращаюсь. Может, потому, что с Камиллой никогда не приходится скучать. Она способна привести меня в ярость, сейчас она к тому же не лучшим образом выглядит, но я люблю ее, она мой лучший друг. Знаешь, из нас самый умный — Баракет.

— Почему?

— Он устроил свой брак, следуя традициям. Он тщательно организовал его. Такое не удавалось ни тебе, ни мне.

Джордж расхохотался:

— А тебе, парень из техасского городишки, никогда не приходило в голову организовать что-нибудь с Камиллой? Не думал на ней жениться?

— Думал. Дело в том, что мы оба к этому не готовы. Я только все испорчу и потеряю лучшего друга.

— Не бойся. Жизнь непредсказуема и потому прекрасна. Попробуй — я уверен, она откликнется на твой порыв.

Рас откинулся на спинку стула, оглядывая уютный бар.

— Я еще не научился отдавать. И пока не хочу давать слишком много одной женщине.

ЛОНДОН


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная